Уповаю на милость Божию

21 мая 2019 | logosinfo.org

Причина написания этого гимна указана в стихе Пс.51:2. Это донос Доика на первосвященника Ахимелеха за оказанное им гостеприимство Давиду. 1Царств 21-22.

Известный комментатор Лопухин пишет: «Донос Доика Саулу Давид называет злодейством потому, что он имел целью обвинить Ахимелеха в оказании Давиду помощи, как врагу своего царя, т.е. в сочувствии мятежнику и соучастии ему. Он намеренно ложно истолковал поступок Ахимелеха, который не знал настоящей истории бегства Давида и оказал ему помощь руководствуясь священным обычаем гостеприимства, а не злодейским умыслом против своего царя. Донос Доика против невиновного был злодейством. Давид верит, что Господь не оставит его своей защитой.»

Эту трагическую историю подробно описывает Эллен Уайт.

«Давид не знал, где ему искать убежища, кроме как у раба Божьего. Первосвященник с изумлением смотрел на него, когда он поспешно, взволнованный и грустный, в полном одиночестве пришел к нему. Ахимелех спросил, что привело его сюда. Молодой человек, испытывая постоянный страх быть раскрытым, солгал. Давид рассказал, что послан царем с секретным поручением, которое нужно немедленно исполнить. Тем самым он проявил недоверие к Богу, и этот грех стал причиной смерти первосвященника. Если бы Давид рассказал ему всю правду, тогда Ахимелех знал бы, что предпринять для спасения своей жизни. Бог требует, чтобы правдивость была отличительной чертой Его народа, даже перед лицом величайшей опасности. Давид попросил у священника пять пресных хлебов. У человека Божьего не было ничего, кроме этих священных хлебов, но Давиду удалось рассеять его сомнения и получить хлебы для утоления голода.

Теперь возникла новая опасность. Доик, начальник пастухов Сауловых, который исповедовал веру евреев, пришел в тот день на место поклонения принести обеты. Увидев этого человека, Давид решил немедленно бежать в другое место, но прежде нужно было запастись на всякий случай каким-либо оружием. Он попросил у Ахимелеха меч, но тот сказал, что у него есть только меч Голиафа, который хранится в скинии как реликвия. Давид ответил: «Нет ему подобного; дай мне его». Смелость вернулась к нему, как только в его руках оказался меч, которым он поразил филистимского гиганта.» ПП.656.

Как произошла та страшная трагедия унесшая жизни десятков невинных людей?

«Саул собирался схватить Давида в Адолламской пещере, а когда обнаружилось, что его там нет, весьма разгневался. Бегство Давида оставалось тайной для Саула. Он мог объяснить это только предательством со стороны кого-либо из своих людей, которые сообщили сыну Иессея о приближении царя и его намерениях.

Он сказал своим советникам, что против него составлен заговор, и обещал богатые подарки и почетные должности тому, кто дознается о дружеских отношениях его приближенных с Давидом. Предателем стал Доик Идумеянин. Движимый честолюбием, корыстолюбием и ненавистью к священнику, который порицал его грехи, Доик сообщил Саулу о приходе Давида к первосвященнику Ахимелеху, представив дело так, чтобы возбудить царский гнев против человека Божьего. Слова этого нечестивца подлили масла в огонь и разбудили в душе Саула самые низкие страсти. Обезумев от ярости, он объявил, что вся семья священника должна умереть. Ужасный приговор был приведен в исполнение. Не только Ахимелех, но и члены семьи его отца, «восемьдесят пять мужей, носивших льняный ефод», были убиты по царскому указу преступной рукой Доика.

«И Номву, город священников, поразил мечем; и мужчин и женщин, и юношей и младенцев, и волов и ослов и овец поразил мечем». Вот на что был способен царь, находившийся во власти сатаны. Когда Бог сказал, что чаша беззакония амаликитян наполнилась, и повелел Саулу совершенно истребить их, он посчитал себя слишком сострадательным, чтобы привести в исполнение приговор, и пощадил то, что было обречено на уничтожение. Но теперь, без повеления Божьего, направляемый сатаной, он был способен убить священников Божьих и уничтожить всех жителей Номвы. Вот какова извращенность человеческого сердца, которое отказалось от руководства Божьего.» ПП.658-659.

Сокрушенный Давид вновь должен был признать свои грехи, способствовавшие этой страшной трагедии. А ему оставалось лишь уповать на милость Божию.

Так никакой грех и в моем сердце не остается без последствий. И мне нужно сокрушаться и раскаиваться в грехе как Давид — псалом 50, и «уповать на милость Божию».

Пастор Олег Василенко