Адвентистский психиатр рассказывал как понять и предотвратить фанатизм

21 июля 2019 | Adventist Review

«То, чем я собираюсь поделиться с вами сегодня, может бросить вам вызов; это может вызвать некоторую переоценку ценностей», — сказал психиатр, адвентист седьмого дня Торбен Бергланд на Третьей Всемирной конференции по вопросам здоровья и образа жизни в университете Лома Линда 12 июля 2019 года.

Его утверждение было вступительным заявлением к презентации «Что вредно для фанатизма», в которой Бергланд, заместитель директора адвентистского служения здоровья, раскрыл, как мыслит и работает фанатичный ум, и как это предотвратить.

Согласно словарю Мерриама-Уэбстера, сказал Бергланд: «Фанатизм — это взгляд или поведение, особенно проявляющееся в чрезмерном энтузиазме, необоснованным рвении или диком и экстравагантным представлением по какому-либо вопросу». В то же время он предупредил, что это не просто вопрос размещения ярлыков на других, но то, во что мы все можем впасть. По его словам, по крайней мере, часть проблемы заключается в том, что мы забываем, что быть человеком — значит быть подверженным ошибкам.

Проблема ошибочности

Ссылаясь на ученого Х. Дж. Перкинсона, Бергланд сказал, что «фанатизм — это бегство от ошибочности, а быть человеком — значит ошибаться». Он объяснил, что наше свойство ошибаться — это реальность, которую трудно принять, потому что все хотели бы быть совершенными. Но даже если все, что сотворил Бог, совершенно, все, что делают люди неовершенно, неадекватно.

В то же время, по словам Бергланда, как напоминает нам Перкинсон, человек может игнорировать свое состояние подверженного ошибкам и заявлять, что его знания верны, что его действия хороши. Другими словами, он может утверждать, что он как Бог. «В этот момент он становится фанатиком», — сказал он.

Основываясь на словах Перкинсона, Бергланд объяснил, что фанатик догматичен, поскольку он настаивает, что его теории, его идеология, его решения являются правильными. Фанатик также является мракобесом, поскольку он игнорирует (или не может воспринимать) аргументы, факты или последствия, которые опровергают его решения. «И, наконец, фанатик является авторитарным», — цитирует он слова Перкинсона. «Когда у него есть сила, он пытается навязать свои взгляды другим».

«Основное возражение против фанатизма заключается в том, что оно препятствует улучшению», — сказал Бергланд, снова цитируя Перкинсона. «Вместо того, чтобы улучшать то, что они имеют и используют, фанатики догматически празднуют это, скрывают недостатки и стремятся навязать это другим».

Невежество и вера

Фанатизм часто связан с проблемой невежества, при которой «невежественные люди слишком невежественны, чтобы знать, что они невежественны», сказал Бергланд. Он процитировал это как эффект Даннинга-Крюгера, в котором «плохие исполнители во многих социальных и интеллектуальных сферах, по-видимому, в основном не знают о том, насколько недостаточен их опыт». Это то, что представляет двойную проблему, поскольку их «неполное и ошибочное знание приводит к тому, что они делают ошибки, но эти же самые недостатки также мешают им распознавать, что они делают ошибки, а другие люди поступают более мудро», — пояснил он.

Цитируя Э. Хоффера, Бергланд сказал, что «фанатика нельзя заставить отказаться от его взгляда путем обращения к его разуму и здравому смыслу», но «он не видит никаких трудностей во внезапном и диком переходе от одного святого взгляда к другому. Он не может быть убежден, но только изменен».

Фанатик, пояснил Бергланд, часто совершает акты самоотречения, которые, по-видимому, наделяют человека правом быть грубым и беспощадным по отношению к другим. Цитируя Хоффера еще раз, он читал: «Осознание пороков и недостатков побуждает разочарованных выявлять неприязнь и подлость в своих собратьях. Мы обычно стремимся выявить в других недостатки, которые мы скрываем в себе».

«Когда люди становятся очень осуждающими, очень резкими по отношению к другим, мне интересно, от чего они прячутся или убегают», — сказал Бергланд. «Когда кто-то, по-видимому, чрезмерно сосредоточен на каком-то конкретном грехе, я задаюсь вопросом, может ли на самом деле сам этот человек бороться с этим или чем-то подобным».

Адвентисты, здоровье и фанатизм

Бергланд отметил, что соучредитель адвентистской церкви и писатель Эллен Уайт имела глубокое понимание сути фанатизма. Несмотря на то, что Уайт выступала за диетические и другие изменения для улучшения здоровья, она объяснила, что крайности были, по ее словам, «желанием и планом сатаны».

Наш враг хочет, писала она в своей книге «Евангелизм», «привлечь к нам тех, кто впадет в крайности» — людей с ограниченным умом, критических и проницательных, которые очень настойчиво придерживаются своих собственных представлений о том, что означает истина. И она добавила: «Они будут требовательны и будут стремиться к строгому выполнению обязанностей и пойдут на многое в второстепенных вопросах, в то же время пренебрегая более важными вопросами закона — судом, милостью и любовью Бога» ( стр. 212).

Она предупредила, что «если сатана не сможет удержать души во льду равнодушия, он попытается подтолкнуть их к пламени фанатизма» (Письмо 34, 1889) и тем самым навредить своей вере.

В «Советах по диете и продуктам питания» Уайт добавила: «За несколько месяцев экстремисты наносят больше вреда, чем могут отменить за всю жизнь. Они заняты работой, которую сатана любит видеть продолжающейся. Два класса были представлены передо мной: во-первых, те, кто не живет во свете, который дал им Бог; во-вторых, те, кто слишком жесток в реализации своих односторонних идей реформы и навязывает их другим. Когда они занимают какую-то позицию, они упрямо стоят на ней и переносят почти все ради этого» (с. 195, 196).

В 1901 году Уайт также написала: «Мне есть что сказать в отношении крайних взглядов на реформу здравоохранения. Реформа здоровья становится деформой здоровья, разрушителем здоровья, когда она доводится до крайности» (Письмо 37).

С другой стороны, истинное следование примеру Иисуса предотвратит нас от крайностей, сказал Бергланд. Еще раз процитировав Уайт, на этот раз из ее книги «Работники Евангелия», он подчеркнул: «Те, кто близко изучают Слово, следуя за Христом в смирении души, не впадут в крайности. Спаситель никогда не впадал в крайности, никогда не терял самообладания, никогда не нарушал законы приличия» (с. 371).

В заключение Бергланд сказал: «Я молюсь, чтобы церковь, адвентистские медико-санитарное и служение здоровья, а также каждый из нас были такими же, как Иисус».

Маркос Паседжи, Adventist Review
По материалам Adventist Review