Таинственный страх [Деян.5] (31 Июля 2021)

31 июля 2021 | Николай Либенко - Ты возжигаешь светильник мой, Господи

И, находясь в борении, прилежнее молился, и был пот Его, как капли крови, падающие на землю (Лк. 22:44).

Все четыре евангелиста нигде не отмечают, что Иисуса по какой-нибудь причине охватил страх. В единственном эпизоде, где описываются Его душевные переживания в невероятно критический момент в Гефсиманском саду, говорится о страхе Господа. Именно там Спаситель «начал ужасаться и тосковать». Именно тогда Господь сказал апостолам: «Душа Моя скорбит смертельно». Именно там Христос, держа в руках таинственную чашу, молил Бога: «Авва Отче!.. Пронеси чашу сию мимо Меня».

Для передачи душевных страданий Иисуса авторы Евангелий употребили в оригинале четыре греческих слова: «λυπέω» (люпе́о), «άδημονέω» (адэмоне́о), «περίλυπος» (пери́люпос), «έκθαμβέομαι» (эктамбэ́омай), которые в Синодальном переводе переданы так: Он «начал скорбеть и тосковать» (Мф. 26:37); «душа Моя скорбит смертельно» (Мф. 26:38; Мк. 14:34); Он «начал ужасаться и тосковать» (Мк. 14:33). Если слово «έκθαμβέομαι» имеет одно из значений «ужасаться», то какой ужас имеет в виду Евангелие? Панический? Животный? Конечно же нет! Христу подобный страх неведом, чужд. Тогда какой же он? В книге «Желание веков» дается ответ на этот весьма щекотливый вопрос.

«Когда Христос размышлял о предстоящей битве, душа наполнилась страхом. Его пугала мысль о разделении с Богом. Сатана внушал Ему, что если Он станет поручителем за грешный мир, это разделение будет вечным. Его причислят к царству сатаны, и никогда не осуществится Его единение с Богом» (с. 687). «Но Бог страдал вместе со Своим Сыном. Ангелы видели мучения Спасителя. Они видели, что их Господь окружен легионами сатанинских сил, что Он объят таинственным, приводящим в трепет страхом» (с. 693). «Когда Христос почувствовал, что Его единство с Отцом прервалось, Он начал опасаться, что Его человеческое естество не выдержит предстоящей борьбы с силами тьмы» (с. 686).

Вот какого рода страх испытывал Иисус! Святой страх! Вот почему Он беспокоился, трепетал, скорбел. Такая беспрецедентная скорбь и такой из ряда вон выходящий «таинственный страх» побуждали Его взывать к Своему Отцу о помощи, эти вопли были преисполнены глубочайшего смирения и абсолютной зависимости от Отца, и Он целиком и полностью вверил Себя в Его руки.

В этом как раз и заключалась тайна Его победы над силами злобы и тьмы!