Воспринимать одиночество как подарок: Рассказ вдовы

15 сентября 2021 | ST.Network | Carmen Lăiu

“Одиночество раздражает меня, как сломанный ноготь”, - говорится в одном из стихотворений на румынском языке. Правда в том, что одиночество жалит, разрывает на части и напоминает кофейную гущу, оставшуюся на дне кастрюли, в которой когда-то варились радость и любовь. Хотя страх одиночества естественен, мы можем рассматривать одиночество как нечто большее, чем “цветущую пустыню”, и воспринимать это как дар. Это нетипичное послание писательницы Элизабет Эллиот, которая столкнулась с болью вдовства в раннем возрасте и в ужасных обстоятельствах.

Две переплетенные руки, одна хрупкая, женская рука, другая сильная и защищающая, мужская рука. Это обычный образ, но он может пронзить сердце, которое все еще оплакивает свою потерянную любовь. Путь одиночества, письмо, отправленное тем, кого пронзил нож изоляции, начинается с немного другого изображения, но которое передает одно и то же послание: жесты пары, даже обычные, вызывают сотни волн одиночества в других, подавляя тех, кто едва помнит, когда в последний раз они держали свою руку в руке своей второй половины.

Хотя они могут вызвать возмущение, мнения Элизабет Эллиот о том, что такое одиночество, и особенно о том, что мы можем с ним сделать, были сформированы кем-то, кто встал на этот трудный путь, ощутив все его синяки и неровности. “Да будет воля Твоя” было лейтмотивом ее молитвенной жизни с детства, и ответ пришел в виде того, что она разрушила ее самые сокровенные желания.

Она овдовела через два года и три месяца после замужества, когда Джим Эллиот, ее муж, был убит индейцами ауца. Она уже потеряла пять лет своей жизни, ожидая, когда Бог откроет Свои планы относительно возможного брака с Джимом, тем, кого она любила и кто любил ее, но кто посвятил себя трудной, непредсказуемой миссионерской жизни. Затем прошло почти полтора десятилетия, прежде чем она снова встретила кого-то, кого можно было назвать мужем, но четыре года спустя агрессивный рак лишил ее второго мужа, профессора теологии Эддисона Лейча.

Несмотря на боль, которую может принести разлука — неожиданная или поэтапная, но столь же мучительная, — Эллиот считает, что ее вдовство было подарком, полученным в мире, где каждый испытывает последствия греха.

В совершенном мире Эдемского сада отношения между человечеством и Богом, как и отношения между супругами, определялись гармонией. Но грех все изменил. Это исказило Божий план для людей —”нехорошо человеку быть одному” (Бытие 2:18)— и теперь одиночество одолевает нас многими различными способами, каждый со своим собственным бременем страданий.

Мы не можем понять всего, что касается вечности, но автор убежден, что Божья милость сопровождает и охватывает любую потерю, любую агонию, любой момент или период одиночества. Во вдовстве, разводе, нежелательном безбрачии или одиночестве в браке Бог остается с нами и предлагает нам Себя, что делает каждую потерю похожим на дар опытом, который Он всегда будет использовать, чтобы построить что-то лучшее.

Как можно идти по пути одиночества? Ответы Эллиота не очень удобны. Принятие. Поставьте перед Ним все желания вашей души. Вера в то, что, как бы ни был потрясен ваш внутренний мир, “мы все еще находимся под тем же покровительством”. Речь идет не о капитуляции, фатализме или смирении, а об акте веры. Мы должны сдаться в объятия Того, кто любит нас и знает всё о нашем прошлом и будущем.

Наконец, эта рискованная капитуляция предполагается в отношениях людей, потому что любовь точно такая же. Это риск - передать власть причинять вам боль, как никто другой, вашему мужу, жене, близкому другу или ребенку. Хотя мы осознаем это в большей или меньшей степени, большинство, если не все из нас, предпочитают любить, несмотря на риски.

Ученичество означает сдачу, и это в конечном итоге приведет к той или иной форме страдания. Иисус очень ясно дал это понять, заключает Эллиот. По этому узкому пути, на котором мы принимаем Его волю к победе, Он тоже шел задолго до нас, когда “решительно направился в Иерусалим” (Луки 9:51) и добровольно отдал Свою жизнь, которую никто не мог отнять силой.

Сдача в объятия этого “Страдающего человека”, чья любовь все еще остается непонятой, не гарантирует, что мы не почувствуем укуса одиночества, но то, что обещано и будет дано нам, помимо благодати и мира, является благоприятным контекстом для нашего изменения и других, кто входит в нашу сферу влияния.

То, что мы делаем из наших потерь, в конечном счете, является выбором, заключает автор. Слово Писания гарантирует — и опыт подтверждает это — что Бог утолит нашу самую глубокую жажду. Вопреки нашим убеждениям, самая глубокая жажда, которую мы испытываем, не вращается вокруг отношений, какими бы законными и приносящими удовлетворение они ни были.

Признав, что в течение пяти лет, пока Эллиот ждала Джима, она “голодала” по нему, после того, как пересекла долины вдовства, она указывает, что только в наших головах эмоциональная жажда является самой глубокой из всех — после того, как она удовлетворена, мы обнаруживаем, что в нас все еще есть пустота. Жизнь наполняется и опустошается не получением хороших даров и потерей хороших даров, а присутствием Того, Кто может удовлетворить любую потребность. Это мощное послание книги Элизабет Эллиот.

В конце концов, одиночество во всех его формах может стать тем способом, которым Бог привлекает наше внимание, привлекает нас к Себе и формирует нас так, как мы бы не позволили Ему в других обстоятельствах. Жалость к себе, навязчивый поиск ответов или сравнение с теми, кто “заслуживает еще меньшего” из того, что мы уже потеряли, являются ограничивающими моделями реагирования, которые мешают нам взрослеть и процветать.

Наши потери становятся подарками, когда мы смотрим на них глазами веры, и если кто-то считает этот эпилог захватывающим, автор удивляет нас еще больше, признаваясь, что, когда она смотрит на свои потери в свете заката, она видит, что ее страдания невелики, если измерять их по шкале человеческой боли.

И это не потому, что человеческая память фрагментарна, не потому, что время лечит самые глубокие раны, а потому, что автор “Пути одиночества” разделяет убеждение апостола Павла: "Ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу," (2. Кор. 4:17). В конце концов, Эллиот и апостол Павел говорят на одном языке — на языке сердец, убежденных в том, что всякий раз, когда они отдают Богу все, что у них есть, все, что принадлежит Ему, становится их.

Источник: Time and ST Network.