Младенец же возрастал - Лука 2 глава

18 октября 2021 | logosinfo.org

Римляне имели достаточное количество компетентных лиц, чтобы зарегистрировать каждого человека в том городе, где он постоянно проживал в определенное время, а не в городе или местности, считавшейся его родиной. Известно, что Римский обычай «внесения в списки» в городах, не всегда соблюдался в провинциях. К примеру, в Галилее, «внесение в списки» совершалось по племенам. Декрет, повелевающий Римлянам произвести перепись в Египте, сохранившийся до настоящего времени, требовал от людей зарегистрироваться по месту рождения. Принимая во внимание факт, что для Иудеев очень большое значение имело происхождение из определенного колена, можно заключить, что Ирод Великий решил произвести «внесение в списки» по коленам, как лучший метод для его царства. Во всяком случае, упоминание об этом факте является косвенным свидетельством, указывающим на Ирода, как непосредственного исполнителя декрета римлян и также подтверждающим достоверность сообщения Луки.

Что побудило Марию сопровождать Иосифа — неизвестно. Ни Римский, ни Иудейский закон не требовал от нее этого. Согласно римскому закону, женщина должна была уплатить причитавшийся налог, но не было необходимости для нее являться лично. Возможно, что Мария, зная, что наступило время рождения ее ребенка, и что пророчество указывало на Вифлеем, как место рождения Мих.5:2, продуманно сопровождала Иосифа. Они, возможно, имели намерение поселиться в Вифлееме (см. ЖВ 66). Также может быть, что ее путешествие было подсказано Духом Святым.

Женою — Важное текстовое свидетельство склонно к опущению этого слова. Мария, вероятно, не могла путешествовать с Иосифом, пока они не состояли в браке. Матфей подразумевает, что Иосиф вступил в брак с Марией сразу же после того, как ангел наставил его поступить так гл. 1:24. Следовательно, прежде путешествия в Вифлеем.

Не было более скромного места, которое можно было найти, чтобы положить там младенца-Иисуса, никакой человек не может сказать, что он имел менее благоприятное начало своей жизни. Бедные в богатствах этого мира (см. на 24 ст.), Иосиф и Мария, тем не менее, были богаты верой. Предание, появившееся несколько столетий спустя, представляет место рождения — пещеру в окрестностях Вифлеема. Место, однако, представляло «неотделанное строение», где «укрывались» животные (ЖВ.44). Вол и осел, обычно изображенные художниками на картинах, олицетворяющих рождение Иисуса, взяты из смысла Ис.1:3.

Согласно простому обычаю, пастухи находились в поле, как днем, так и ночью. Это ясно подразумевает определенный период после дождей в апреле и до дождей в ноябре, период, когда овцы обычно содержались прямо на полях. В горных районах Иудеи зимы холодные и дождливые и если бы это было зимой, пастухи постарались бы укрыть от обильных зимних дождей, как самих себя, так и свои стада. Рассматривая все доказательства, относительно времени рождения Христа, кажется, что если поместить Его рождение в осенний период, это более соответствовало бы хронологической схеме контекста. Это, конечно, не исключает возможности, что рождение могло произойти и в другие времена года.

Когда в период Ветхого Завета к некоторым людям являлись ангелы, о них помышляли как о предвестниках смерти Суд.6:22; 13:21-22. Этот ангел пришел, чтобы возвестить избавление и радость (см. Лук.2:10).

Христос Господь: — Не облеченный более славой небес, но «в пеленах» 7, 12 ст., как дитя Марии, был никто другой, как «Христос Господь» (ср. Евр.1:6). Это титул, отождествляющий Христа с «Господом» Ветхозаветних времен (см. ПП366; ЖВ 52; см. на Лук.1:76) и должен быть равнозначным выражению Мессианского Иеговы (см. на Матф.1:1)

Бесчисленные сонмы ангелов собрались над холмами Вифлеема, ожидая ангельского возвещения о рождении Спасителя. στρατιά, «армия», «воинство» или «отряд», обычный военный термин, здесь ссылка на стройные ряды ангельских воинств (см. на Пс.23:10; Ис. Нов.5:14).

Пастухи не успокоились до тех пор, пока не увидели обещанного «знака», подтверждающего слова ангела. Как солнце не в состоянии запретить своим лучам сиять, так пастухи не могли скрыть в своих сердцах свет, который засиял для них. Благая весть была слишком доброй и прекрасной, чтобы сохранить ее только для себя. В конце концов, весть о явлении ангелов пастухам достигла до слуха священников, старейшин и раввинов Иерусалима, но они отнеслись к ней, как недостойной внимания (ЖВ 62). Эти вожди чувствовали, что Бог, несомненно, не мог пройти мимо них, религиозных учителей народа, чтобы открыться группе неотесанных, презренных пастухов (см. на Матф.2:4)1 Все те, в сердцах которых сегодня родится снова Христос, подобно пастухам Вифлеема, возвестят эту благую весть окружающим.

Каждого перворожденного младенца мужского пола необходимо было посвятить Господу. Это совершалось в знак признания Божьего обетования, что Он отдаст Своего Единородного Сына, чтобы искупить человека и в память и благодарность за избавление первенцев во время Исхода (см. на Исх.13:2,12; Числ.3:12-13). Первенец должен был быть выкуплен за определенную плату, именно 5 сиклей серебра Числ.18:15,16. Эта сумма соответственно представляла 20 римских динариев, что в свою очередь соответствовали 20-ти дневной заработной плате трудящегося человека (см. 49 стр.).

Если бы Иосиф и Мария были более состоятельными, они должны были бы принести агнца для всесожжения (см. Лев.12:6). Вместо этого, они принесли жертву, положенную для бедных, одного голубя в жертву всесожжения и другого, в жертву за грех (см. Лев.12:8; см. на Лев.1:14; 5:7).

Симеон был «благочестивым» или искренне религиозным по отношению к своей обязанности к Богу и «праведным» в своем поведении перед ближними (см. на Мих.6:8; Матф.22:36-40).

Чающий утешения Израилева: — Это выражение было частью обычной Иудейской молитвенной формулировки: «Дай мне увидеть утешение Израиля», означающей: «Дай мне дожить [до такого времени], чтобы увидеть Мессию». Выражение «утешения Израилева» отражает различные Ветхозаветние Мессианские пророчества, которые говорят об «утешении» в Мессианской надежде (см. Ис.12:1; 40:1; 49:13; 51:3; 61:2; 66:13; и т.д.).

Симеон достиг своей цели. Он жил, чтобы увидеть ожидаемого Мессию. С его стороны не выражается никакого дальнейшего желания или требования, и он готов к освобождению от служения, которое принесет смерть.

С самого раннего времени Иудейский народ был наставлен относительно их определенной роли, как представителей истинного Бога перед народами земли. Этот жизненно важный факт был ясно изложен в первом обетовании к Аврааму Быт. 12:3 и впоследствии повторен Исааку Быт.26:4 и Иакову Быт.28:14. Эта же истина более ясно была провозглашена Израилю, как народу, вышедшему из Египта и приготовившемуся, чтобы войти в обетованную землю (см. Втор.4:6-8; 28:10; и т.д.). От поколения к поколению пророки всегда возвышали перед народом всемирный размах священной истины (см. Пс.97:3; Ис.42:6; 49:6; 53:10; 56:6, 7; 60:1-3; 61:9; 62:2; Зах.2:11; 8:22; и т.д.). Христос неоднократно указывал на Свою миссию, которая включала как язычников, так и Иудеев (см. Матф.12:18, 21; Ин.12:32; и т.д.).

Иосиф, как муж Марии, стал в определенном, реальном смысле отцом Иисуса в момент Его рождения. С этого времени или, по крайней мере, от времени внесения в списки храма, выражаясь обычным языком того времени, Иосифа рассматривали как такового (см. Лук.3:23; 4:22; Ин.6:42). Первая обязанность Иосифа в его роли, как законного отца Иисуса заключалась в том, чтобы дать имя ребенку (см. Матф.1:21). И впоследствии, находясь под Божественным водительством, Иосиф продолжал выполнять свою роль (см. Матф.2:13, 19-22). В таком смысле вполне уместно говорить об Иосифе, как отце Иисуса, ибо сама Мария употребляет это выражение Лук.2:48. Также и в 27 ст. Лука включает Иосифа, как одного из «родителей» Иисуса, конечно не в буквальном смысле, но в весьма подходящем, общепринятом смысле (см. ЖВ 82).

Кажется, что Симеон, вдохновленный свыше, уразумел сверхъестественный факт рождения Иисуса от девы Марии. Он, кажется, совершенно игнорировал Иосифа.

Подобно всем другим Иудеям, Мария, без сомнения, надеялась, что Иисус будет великолепно царствовать на земном троне Давида (ср. гл. 1:32). Эта надежда, разделяемая даже учениками Христа, могла лишь сделать более горьким разочарование у креста. Но Бог по милости Своей сообщил ей все это, что ожидает ее.

Оружие — ῥομφαία, используемое для изображения большого меча. Это словоупотреблено в переводе LXX, чтобы изобразить меч Голиафа. Вероятно, этобыло более страшное оружие, чем обычный, короткий Римский меч и образно применимо здесь, чтобы изобразить печаль, которая поразит сердце Марии у креста (см. Ин.19:25; ЖВ 744, 752). Это первое предзнаменование Новозаветних страданий Христа, отраженных в пророчествах Ис.52:14; 53:12. Эти таинственные слова Симеона должны пройти через сознание Марии подобно неприятному, зловещему предзнаменованию грядущих событий. Кроме того, факт, что Симеон обращался исключительно к Марии, подразумевает, что Иосиф не должен был быть свидетелем сцены на Голгофе.

Анна - Буквально, «прожившая много дней». Анна, в описываемое время уже достигла 84 лет (см. на 37 ст.), а возможно и более, вероятно ей было около 100 лет. (Из Греческого подлинника неясно, или выражение, переведенное необходимо понимать как применимое к всеобщему возрасту Анны или к периоду ее вдовства). Ее жизнь была всецело посвящена на служение Богу, она не имела никаких других интересов, которые бы отвлекали ее внимание. Такую жизнь Павел восхваляет как наиболее соответствующей «истинной вдовице».

Лука не упоминает о посещении волхвов или бегства в Египет, о двух событиях, которые предшествовали возвращению в Галилею (см. Матф.2:1-23).

Для Иосифа и Марии было обычным делом посещать Иерусалим с целью — присутствовать на происходящих ежегодных праздниках (см. на Лев.23:2). Что касается Иосифа, его присутствие на трех великих праздниках было предписано законом (см. на Исх.23:14-17; Втор.16:16). То, что Мария обыкновенно сопровождала его, свидетельствует о ее преданности духовным вопросам, ибо присутствие со стороны женщин, хотя рекомендовалось, но не требовалось.

О важности праздника Пасхи для Иудейского народа свидетельствует факт, что они обычно посещали этот праздник, даже при условии невозможности быть в Иерусалиме на других праздниках. Этот праздник представлял высшую точку религиозного года, ибо без событий, которые они вспоминали, они оставались бы в Египетском рабстве. Кроме всего этого, Пасха указывала на Мессию (см. Шор.5:7), и надежда на Его пришествие соединяла нацию воедино и сохраняла ее от поколения к поколению.

По достижении полного 12-ти летнего возраста Иудейский мальчик рассматривался как «сын закона» (ЖВ 75) и ему ставили в личную обязанность соблюдать религиозные различные требования. Достигнув «двенадцатилетнего» возраста, Иисус посетил праздник Пасхи в первый раз. Это, вероятно, было также Его первое посещение Иерусалима со времени посвящения, а поэтому и первое обозрение храма (ЖВ 78).

Во время этого посещения Иерусалима, Иисус в первый раз осознал, что Он был в исключительном смысле Сыном Божиим (см. ЖВ 75, 78), и смысл Его земной миссии начал тяготить Его разум. Он искренне стремился к более ясному пониманию природы Своей определенной работы и задержался в храме, земном доме Своего небесного Отца (см. Ин.2:16), чтобы и далее иметь общение с Ним.

Посещавшие различные ежегодные празднества в Иерусалиме, ради общения и безопасности, обычно путешествовали большими группами. Часто случалось, что все идущие из какого-либо селения или города решались путешествовать совместно в одной группе. В суматохе, при отдыхе большой группы путешественников, возможно, Иосифу и Марии было трудно среди всех родственников и друзей проверить, где находился Иисус. Кроме того, женщины обычно путешествовали в группе отдельно от мужчин, и, возможно, что Иосиф и Мария также путешествовали на некотором расстоянии друг от друга, и что каждый из них полагал, что Иисус был с кем-то из них.

Они искали настойчиво и везде. Мы можем представить увеличивающееся беспокойство Иосифа и Марии по мере того, как они начали поиски в конце дня, после «дневного пути», продолжая искать Его среди всех родственников и друзей, расположившихся лагерем. Их поиски продолжались до наступления ночи. Но их усилия были напрасными. Иисус не был обнаружен! В следующий день они снова возобновили свои поиски. Их печаль и горе превратились в радость и веселье, когда они в этот день услышали голос Иисуса среди поклоняющихся в храме. Когда они обнаружили Иисуса в храме (см. ЖВ 81), это уже должен быть «третий» день согласно Иудейскому счету, первый и последние дни периода времени включаются в исчисляемое проходящее время (см. 248-250 стр.).

В субботние и праздничные дни особенно можно было видеть учителей, сидящими на скамьях террасовых помещений храма и их учеников, сидящих на земле около них.

Иосиф и Мария надеялись, что при этом посещении Иерусалима Иисус придет в контакт с почтенными и учеными раввинами, что Он сможет научиться уважать их и, таким образом, согласится с их раввинскими требованиями. Однако вскоре стало очевидным, что Иисус превосходит раввинов в понимании пророчеств. Его разумные вопросы открыли им глаза на возвышенные истины относительно миссии Христа и современные и пророческие исполнения, которые доказывали, что пришествие Христа близко (ЖВ 78, 80; ср. ЖВ 30, 55, 212, 234, 257).

Эти религиозные вожди были в недоумении, считая за факт, что это дитя, как они хорошо знали, не училось в школах раввинов (см. ЖВ 880; см. на Ин.7:15), чтобы иметь такое глубокое познание пророчеств, какое имел Иисус. Его Учителем был Бог, через наставления Марии, через личное исследование Иисусом свитков пророков и теперь через непосредственное впечатление истины на Его сердце при Его размышлении во дворах храма (см. ЖВ 70, 78). В противоположность этому, учение раввинов имело тенденцию скорее затемнять, чем выяснять истину, поощрять невежество, скорее, чем сообщать познание (см. ЖВ 69). Иисус был близко знаком не только с буквой, но также и духом Священных Писаний. Он не нуждался в раввинском истолковании. Никакое заблуждение не смущало Его мышление.

Эти почтенные учителя засыпали Иисуса вопросами, стараясь выяснить глубину Его познаний Священного Писания и были поставлены в тупик Его ясными и логическими ответами, основанными на Священных Писаниях. Если «не учившись», Иисус обладал таким глубоким пониманием закона и пророков, помышляли эти учителя Израиля, каким же Он стал бы, пройдя основательное воспитание в их руках? Подобно учителю пения, осознающему возможности, скрытые в необученном, но естественно прекрасном голосе, они, несомненно, предвидели в Иисусе величайшего Учителя Израиля, когда-либо известного.

Мария и Иосиф были поражены видом Иисуса. «Они изумились, видя свет, исходящий от Его лица. Божественность пробилась сквозь Его человеческую природу» (ЖВ 81), в первый раз, для свидетельства об истине, что Сын Человеческий был никто другой, как Сын Божий (см. на Матф. 1:1; Дополнительное Примечание к Ин.1 гл.).

Отец Твой и Я — Здесь в последний раз из всего евангельского повествования об Иосифе сказано, о нем, как «отце» Иисуса. Теперь этот Иисус уже осознал Свое родство по отношению к Своему Небесному Отцу и соответственно этот земной «отец» больше не должен появиться в евангельских описаниях (см. на 51 ст.).

Слова Иисуса не выражают возмущения тем, что Его родители беспокоились о Нем, но лишь простодушное удивление, что они испытали затруднение и беспокойство, чтобы найти Его. Почему им было так трудно найти своего сына? Где еще в другом месте Иерусалима они могли найти Его, если не в храме?

Мария указала на Иосифа, как «отца» Иисуса (см 48 ст.). Иисус не отрицал прямо этого родства, но подтвердил ясно, что Бог на небесах является Его Отцом. Впервые в Своей жизни Иисус уразумел и провозгласил, что» Он Сын Божий. Необходимо отметить, что это — суть первые записанные слова Иисуса, подтверждающие Его Божество. В Его сердце родилось понимание тайны Его миссии на земле (ЖВ 82), но Его родители «не поняли сказанных Им слов» 50 ст.

Хотя Иисус не признавал, что Он сын Иосифа, однако, исполненный сознания долга, подчинялся ему, как сын повинуется отцу до тех пор, пока остается под родительским кровом.

Младенец же возрастал — Это место Писания охватывает детский период жизни Иисуса до тех пор, пока Ему исполнилось 12 лет 42 ст., и так же как 51, 52 ст. покрывает Его период юности и возмужалости. Развитие человеческой природы и личности Иисуса Христа проходило быстро, естественным образом, за исключением факта, что Он никогда не уступал греху. Он жил, как должно жить обычному ребенку и юноше в семейном кругу. В период этого времени Он пережил все, с чем соприкасается каждая человеческая личность, а именно: что включает в себя физическое, умственное, духовное и социальное развитие (см. на 52 ст.), исключая вопрос, касающийся брака. Этот всесторонний процесс развития ясно свидетельствует об истинности человеческой природы Иисуса, в то время как Его совершенство свидетельствует о Его Божественности.

Укреплялся — Подобные два выражения «возрастал» и «укреплялся» употреблены относительно развития Иоанна Крестителя гл. 1:80. Как Иоанн, так и Иисус были здоровыми и сильными. Процесс умственного развития должен соответствовать уровню физического роста. Этим выражением подводится итог умственного, нравственного и духовного развития ребенка (см. на 52 ст.).

Пастор Олег Василенко по материалам библейского комментария АСД