Община г. Даугавпилс

Колич. членов: 43

История

Первым из адвентистов прибыл в Даугавпилс в декабре 1920 г. проповедник Янис Бирзиньш, незадолго перед тем, как город был освобождён от власти большевиков. На улицах города ещё встречались польские солдаты, и местами были видны следы недавних боёв. Бирзиньш проводил первые библейские занятия в съёмных помещениях на улице Кауняс 26. Там собирались жена Бирзиньша, его брат Паграбс, члены других церквей – Фрицис Вейтс, сестра Вейсберга с дочерью, сёстры Орес и другие. Они переехали в Даугавпилс добровольно, чтобы помочь Янису Бирзиньшу создать там церковь и сформировали ядро будущей церкви. Они использовали каждую возможность, приглашая людей в церковь, распространяя литературу и свидетельствуя. Посетителями главным образом были русские, поэтому Бирзиньшу был необходим перевод на русский язык. Переводчиком служил Фрицис Вейтс, кто также распространял литературу. Затем в Даугавпилс из Вентспилса переехала семья Шнебергов. Сам Шнеберг был офицер, сражающимся против бермондовцев. Они поселились вблизи от Даугавпилса, чтобы служить в церкви. Шнеберг переводил с латышского языка на русский и обратно. Потом молодая церковь избрала его первым старостой. После такого христианского сотрудничества последовали и первые плоды: в апреле 1921 г. были крещены первые пять человек. 23 апреля 1921 г. образована Даугавпилская церковь. Лизе Лезкийс была одним из первых крещённых членов Даугавпилской церкви того времени.

Сперва городской префект отказался регистрировать новую церковь в помещениях на улице Кауняс 26, так как у него были предубеждения против новой «секты». Тогда Бирзиньш просил помощи у департамента по Духовным вопросам и написал заявление. Управление по Духовным вопросам такое разрешение дало, и церковь могла быть зарегистрирована в выше упомянутых помещениях.

Сам Я.Берзиньш признавал, что служить в этом районе было трудно, потому что были сложности и в  распространении литературы, так как одни люди не умели читать, другие же были бедны, а также и в сопротивлении священства, побуждающих людей избегать распространителей адвентитсткой литературы и не читать книг, которые они предлагают.  Для людей, у которых священник был в центре жизни, считалось за грех не слушать его указаний.  Староверы, в свою очередь, пренебрегали не только адвентитсткими книгами, но также и Библией, ибо, указывая на свои книги, которые были такими большими, что их надо было держать обеими руками, говорили: «Смотрите, какими должны быть святые книги! Им можно верить. Но кто поверит вашей Библии, которую можно взять одной рукой и засунуть в карман?». Староверы не принимали Бирзиньша ещё и из-за другой причины – Бирзиньш был без бороды. У Даугавпилских староверов борода считалась за убранство набожности (благочестия), а безбородых приравнивали к антихристам.

В апреле 1922 г. в Даугавпилской церкви было крещено 12 человек, а в 1923 г. в это же время было уже 50 членов церкви. 

С самого возникновения церкви стала вестись запись истории общины. Брат Мартиньш Лейиетис записывал и фотографировал всё важное, что происходило в церкви, однако в начале Второй мировой воны эти записи и материалы были утеряны.

Читать больше

Дальнейшая работа церкви

Следующим после Яниса Бирзиньша в церкви недолгое время служил проповедник Александр Эглитис. В Даугавпилской церкви он, вместе со своей женой Катриной отличился простым и чутким подходом к людям.

С 1923 по 1925 гг. Янис Бирзиньш одновременно служил в церквях Резекне и Даугавпилса.

Когда в церкви служил Дмитрий Платонов, он вместе со своей женой Бертой, неустанно служил и искусно распространял адвентитсткую литературу. Их энергия и достижения были поразительными. Одновременно, он также служил и в Резекне. В Даугавпилсе Платоновы жили на улице Полоцка 12-7.

Газета «Адвентес Вестнесис» писала, что в то время в церкви были люди пяти национальностей, и на молитвенном собрании молитвы звучали на четырёх языках.

В 1928 г. старостой церкви был Аугуст Ритумс (Пусвациетис). Церковь собиралась на улице Каунас 26, где собрания проходили по субботам и пятницам, а на улице Домес 35 собрания проходили по средам и воскресеньям. Общие песни церковь пела под музыкальное сопровождение гармони, на которой играли Ольга Рудинецкая и Зелма Кункулис.

В 1931 г. на служение в Даугавпилскую церковь прислали библейского работника Язепа Шидловскиса. В том же самом 1931 г. церковь была разделена на две: Даугавпилская I церковь с 70-ю членами собиралась на улице А.Пумпура 17, и Даугавпилская II церковь с 17-ю членами – в Ясмуйжас  Анненхофе.

В Даугавпилской церкви служил Кирил Зиединьш. Тогда в церкви возникли затруднения из-за разделения на две группы по языковому признаку – русскую и латышскую группы. Для русской группы назначили собрания после обеда, а это вызвало неудовлетворение. Зиединьш пытался внести в церковь равновесие и согласие, однако это не удавалось.

В начале 1936 г. в I Даугавпилской церкви было 69 членов, а во II-ой – 11 членов. В 1937 г. обе церкви объединили,  и было собрано 50 подписей. В самом Даугавпилсе в то время проживало 33 адвентиста.

Проповедник Карлис Сутта служил в Даугавпилской церкви  до 1938 г. Он был уже близок к пенсии, с седой головой,  поэтому его уважали за то, что многие годы он ходил в истине. Церковь готовила обеды для бедных детей.

Проповедник Роберт Аузиньш со своей спутницей жизни оживили в церкви деятельность кружка Тавифа. Молодёжь церкви очень любила Р.Аузиньша.

В церкви служили также библейские работники Петерис Михайлов и  Павел Яковлев. 

Во время войны многие члены церкви бежали, однако одна часть членов осталась в городе, и собрания продолжались.

Опыты Кулакова в Даугавпилской церкви

В 1947 г. в Даугавпилскую церковь  из российского города Иваново бежали семья Кулакова и Анатолий Степанов, потому что в России им угрожал арест. В городе Иванове был арестован отец Кулакова – Пётр Кулаков. Они были активными членами церкви, не скрывавшими свою веру, и надеющимися, что в Даугавпилсе смогут избежать преследований. В Даугавпилсе Михаил Кулаков устроился учителем рисования в школе, Стефан и Анатолий – фотографами, Виктор и Давид учились в школе, а мать Кулакова была домохозяйкой. 18 марта 1948 г. работники комитета госбезопасности, специально приехавшие из Иваново, появились в школе, чтобы арестовать Михаила Кулакова. В доме молитвы проходила репетиция хора, когда туда также пришли представители госбезопасности, чтобы арестовать Стефана Кулакова и Анатолия Степанова. Их место жительства подверглось обыску, там конфисковали духовную литературу и Библии. В один мешок вместе с конфискованной литературой попали и  конспекты проповедей местного пастора, взятые для переписи. По этой причине стали также угрожать и местному пастору. Арестованных везли в Москву в пассажирском вагоне, наказав, чтобы им запретили говорить кому-либо, что они арестованы. Им было запрещено разговаривать. Мешок с конфискованной литературой закинули наверх, на третью полку. Стефан попросил, чтобы ему разрешили спать на третьей полке.  Получив разрешение, он дождался, когда стражники задремлют, и засунул руку в мешок, чтобы вытащить конспекты пастора. Он это делал тихо и осторожно, но всё-таки сломал печать. Утром стражники этого не заметили. Теперь нужно было избавиться от конспектов в кармане, но стражники внимательно следили за каждым их движением. Кулаковы молили про себя о Божьей помощи.  В Москве их ненадолго оставили одних. Используя это мгновение,  они положили конспекты в вентиляционный люк на потолке, а через какое-то время их рассадили по отдельным камерам.

Михаила Кулакова отправили в тюрьму Иваново, где три месяца без перерыва его допрашивали, иногда даже по 24 сача подряд. У него уже пропало ощущение времени, и он даже не знал день ли это или ночь. Как только он начинал дремать, стражники его будили. Когда заканчивался один допрос и его отправляли в камеру, где он тут же засыпал, как его снова будили, чтобы допрос вёл другой следователь, у которого с утра начинался новый рабочий день. Судьба Михаила Кулакова была решена, и суд приговорил его к заключению за то, что он свидетельствовал о Христе и приглашал людей присоединяться к адвентитсткой церкви, которую государство отказывалось регистрировать. Стефан Кулаков погиб в лагерях Воркуты, а Михаил Кулаков, после того как он отбыл наказание в лагерях Гулага, был сослан «навечно» в Казахстан. Но вскоре это «навечно» кончилось – со смертью Сталина в 1953 г. 

Церковь после Второй мировой войны

После проповедника Олтиньша в Даугавпилской церкви служил пастор А.Дамбис, а также недолго – Я.Сенявский. Осенью 1956 г. в Даугавпилскую церковь направили служить Исаака Клейманиса. Клейманис тогда был ещё непосвящённый проповедник, поэтому он был, как помощник, прикреплён к пастору Клотиньшу, который также служил и в церкви в Резекне.

В своих воспоминаниях Клейманис писал, что для церкви «назревала» ликвидация, потому что  в ней тогда (в 1962 г.) было только 36 членов, рассеянных по разным районам. Хотя шесть лет назад членов считалось ещё меньше – всего 27, однако незначительный прирост образовался за счёт членов ликвидированной церкви в Резекне. К церкви в Даугавпилсе принадлежали Шариповы, Уховы, Сухановы, Белевичи, Шидловски, Нейкурсы, Морици и другие семьи, которые в то время были её оплотом. Баптисты Даугавпилса собирались в одних помещениях с адвентистами. Тогда член церкви Михайлов, в чьём доме на улице Таутас 24 церковь снимала помещения, неожиданно умер, но у церкви с ним не был заключен договор о съёме помещений. Эта неожиданная смерть вызвала лавину следующих событий. 

В 1964 г. церковь Даугавпилса не могла собрать необходимый список «двадцати», живущих в пределах города. Требование, чтобы члены этого списка «двадцати» жили в пределах  города, было несправедливым, так как за год до этого были присоединены члены ликвидированной Резекненской церкви, и число членов было достаточным. Однако органы власти искали формальный повод для ликвидации церкви.

Руководство исполнительного комитета Даугавпилса написало жалобу уполномоченному по Религиозным вопросам на И.Клейманиса и на Даугавпилскую церковь. В утвердительной форме было написано: «Клейманис регулярно преступает Закон о богослужениях, ездит по колхозам Даугавпилского района, регулярно рассылает своих, нигде не работающих, уполномоченных сектантов: Н.К.Белевича, В.Нейкурса и других по районам и областям СССР с целью развития сектантской деятельности и участия в спекуляциях». После этой жалобы последовала следующая, где Клейманиса обвиняли в том, что он в «свою секту» втянул 30 человек, что члены церкви Белевич, Катинска, Колесникова вербовали людей в секту.

Эти обвинения, конечно, можно  было бы игнорировать, но дом на улице Таутас 54 принадлежал члену церкви Михайлову, который умер.  Перед смертью он завещал дом своей сестре, однако этот договор остался только на словах. Сестра Михайлова не была в церкви, и хотела привести в порядок все документы относительно собственности, так как Клейманисы собирались выписаться из квартиры этого дома. У нотариуса, при предъявлении документов, было констатировано, что дом не приватизирован и в нём «приютили сектантов». Государственные власти долго ждали удобного момента. Было заявлено, что церковь фиктивно занимает помещения в этом доме, что за них идёт незаконная плата, за что не уплачен государственный налог. На адвентитсткую церковь подали в суд, дом был приватизирован, и секретарь исполнительного комитета Сафонов, не информируя об этом церковь, запечатал двери помещений. Была инсценирована попытка захвата помещений, после чего появилась милиция, и весь церковный инвентарь был выброшен вон.

После этих событий Вилис Нейкурс, Астрида Белевича и Владимир Белявский от имени церкви написали жалобу в Верховный совет СССР. В жалобе было изложено, каким образом совет исполнительного комитета Даугавпилса добился успеха, как в список «двадцатки» не были включены члены церкви, живущие в районе, чтобы в ней считалось меньшее количество членов, чем в действительности.  Как обошли закон и у церкви отняли помещения мест собраний, устроили погром и не дали церкви никаких разъяснений о происшедшем. Из Москвы, от Верховного совета СССР пришло распоряжение, в котором  уполномоченному по Религиозным вопросам в Риге дано указание, заставить руководство исполнительного комитета Даугавпилса объяснить представителям исполнительной власти церкви причины ликвидации.

Церковь в период ликвидации

Члены Даугавпилской церкви присоединились к церкви Екабпилса, где служил проповедник Алфред Дамбис. Однако члены Даугавпилской церкви без регистрации, нелегально, продолжали собираться по домам, каждый раз в другом месте. Как один из адресов, был известен у Радионова на улице Айзпутес. В 1966 г. было написано заявление, разрешить адвентитсткой группе собираться в лютеранской церкви, и зарегистрировать эту группу: Мария Верешчака, Текла Мачановская, Клейманисы Исаак и Лидия, Антонина Колесникова, Михалина Крупская, Колесникова, Белевичи Астрида, Николай и Константин, Уховы  Александр и Галина, Чуришко Ида, Владимир Белявскис. Однако это заявление было отклонено. В 1968 г. Клейманисы уехали из Даугавпилса. В том же самом году государственные власти дали устное разрешение членам Даугавпилской церкви собираться в одном определённом месте, а в 1971 г. разрешили проповеднику из Екабпилса приезжать к членам церкви Даугавпилса, но не чаще, чем два раза в месяц. Однако регистрация и письменное разрешение для богослужений так и не были даны. Около 1987 г. на улице Грива Киршу 16 был приобретён дом, который в дальнейшем стал местом собраний для группы в Даугавпилсе.

Возрождение церкви 

Церковь возродилась в 1989 г. Возрождение церкви начал проповедник Виктор Гейде уже с 1988 г. В то время церковь собиралась на улице О.Кошевоя (Киршу) 16. Когда В.Гейде выбрали руководителем союза церквей Латвии, он перебрался в Ригу, а вместо него руководство церковью доверили Леониду Пацукевичу из Цесиса. В 1991 г. Гейде провёл в Даугавпилсе семинар по исследованию Библии. После этого церковь была доверена проповеднику Виталию Кройтору. После Кройтора – проповеднику Николаю Белевичу, а в 1994 г., после смерти Белевича, снова Кройтору. В том же самом 1994 г. в Даугавпилсе семинар по исследованию Библии провёл евангелист из США Дейл Леман с командой из 10 человек. С 1996 г. церковь вновь собирается в своих возвращённых помещениях на улице Таутас 54.

В 2002 и 2005 гг. прошли семинары по исследованию Библии.

Места собраний церкви

С самого своего основания церковь собиралась на улице Кауняс 26.

В 1930-1932 гг. – на улице Домес 20.

Приблизительно с 1932 г. Даугавпилская I церковь собиралась на улице А.Пумпура 17, а Даугавпилская II церковь – в Ясмуйжас Аннехофе. В Даугавпилской II церкви в основном собирались адвентисты, живущие за городом. В 1937 г. церкви объединились и стали собираться вместе на улице А.Пумпура 17. В 1940 г. советская власть заставила освободить помещения, и церковь сняла помещения на улице Маза Дарзу. Во время войны церковь собиралась на улице Страдниеку 2. В 1947 г. недолго собирались на улице Скриндас 18а, но в том же самом году перешли на улицу 54, где оставались до самой ликвидации церкви. После своего возрождения, в 1989 г., церковь собиралась на улице Олега Кошевоя (Киршу) 16  каждую субботу в 11.00. Затем один год в кинотеатре «Октобрис». А с 1996 г. собрания проходят на улице Таутас 54.

Рукоположенный пастор


Tautas 54, Daugavpils, LV-5400
www.daugavpils.adventisti.lv

Богослужения

По пятницам
19:00 - Молитвенное служение (в зимнее время в 18:00)

По субботам
10:00 - Изучение Библии (субботняя школа)
11:30 - Проповедь

Клуб следопытов "Dinaburgas cietoksnis"

Это международная организация для детей и подростков в возрасте от 10 до 16 лет. Такие клубы действуют в более чем 130 странах мира, где более миллиона искателей путешествий связаны с 30 000 клубов. Цель организации - развивать умственные, физические и интеллектуальные способности. И все это основано на попытке научить подростков строить личные отношения с Богом.

www.celamekletaji.lv 

Номер телефона: 26706104 (Денис)

waze